Психология и физиология восприятия информации

Психология и физиология восприятия информации

Мы вдыхаем аромат свежескошенного сена, и память в ярких деталях рисует события деревенского детства. Эпизоды прошлого, приятные или неприятные воспоминания может вызвать запах духов или лекарства.

Для многих обоняние — чувство, рождающее больше всего воспоминаний. Чтобы «включить» некоторые из самых ярких наших воспоминаний, достаточно, чтобы всего несколько душистых молекул попало на участок слизистой оболочки размером не более почтовой марки. Это уже давно доказано экспериментально. Английский психолог Майкл Керк-Смит предложил нескольким испытуемым явно непосильную для них задачу. Во время работы на их обоняние воздействовали незнакомым для них запахом. Когда позднее им давали понюхать то же вещество, запах пробуждал в них отрицательные эмоции, связанные с испытанной неудачей. У людей безотчетно портилось настроение, опускались руки.

Психология и физиология восприятия информацииВо многих отношениях обоняние — самое таинственное наше чувство. Многие замечали, что, хотя запах помогает воскресить в памяти событие, почти невозможно вспомнить сам запах, подобно тому как мы восстанавливаем мысленно образ или звук. Запах потому так хорошо служит памяти, что механизм обоняния тесно связан с той частью мозга, которая управляет памятью и эмоциями, хотя мы и не знаем точно, как устроена и действует эта связь. Нет полной ясности и в понимании того, каким образом мы ощущаем запах и как человеку удается различать такое множество запахов. Гипотез существует немало, но ни одна из них еще не смогла объяснить все экспериментальные факты.

Обоняние и вкус называют химическими чувствами, потому что их рецепторы реагируют на молекулярные сигналы. Когда молекулы, растворенные в жидкости, на-! пример, в слюне, возбуждают рецепторы вкусовых почек языка, мы ощущаем вкус. Когда молекулы, витающие в воздухе, попадают на обонятельные рецепторы в носу, мы чувствуем запах. Хотя у человека И большинства животных вкус и обоняние, развившись из общего химического чувства, стали независимыми, они остаются связанными между собой. В случае некоторых веществ, например, хлороформа, нам кажется, что мы ощущаем их запах, но на самом деле это вкус. С другой стороны, то, что мы называем вкусом вещества, нередко в действительности оказывается его запахом. Если вам закрыть глаза и заткнуть нос, вы, возможно, не сможете отличить по вкусу картошку от яблока или красное вино от кофе. Заткнув нос, вы на 80 процентов лишаетесь ароматов большинства пищевых продуктов. Именно поэтому люди с насморком плохо ощущают вкус пищи.

Хотя наш обонятельный аппарат удивительно чувствителен, человек и другие приматы чувствуют запахи гораздо хуже большинства других видов животных. Некоторые ученые предполагают, что наши далекие предки потеряли остроту обоняния, когда поднялись с земли на деревья. Поскольку острота зрения там была важнее, баланс между различными видами чувств сместился. В ходе этого процесса изменилась форма носа и уменьшился размер органа обоняния. Оно стало менее тонким и не восстановилось, даже когда предки человека снова спустились с деревьев.

Тем не менее у многих видов животных обоняние по-прежнему остается одним из основных средств коммуникации, Вероятно, и для человека запахи более важны, чем предполагалось до сих пор.

Мы, люди, обычно различаем друг друга, полагаясь на зрительное восприятие, по чертам лица. Но иногда и обоняние играет здесь роль. М. Рассел, психолог из Калифорнийского университета, показал, что младенцы в раннем возрасте могут узнавать мать по запаху. Шесть из десяти младенцев шести недель от роду улыбались, чувствуя запах матери, и никак не реагировали либо начинали плакать, когда чувствовали запах другой женщины. В другом опыте доказано, что и родители могут узнавать своих детей по запаху.

Когда человек делает вдох, воздух течет через носовую полость к легким. Однако при выдохе носовые дыхательные пути частично перекрываются тремя костными выростами, называемыми носовыми раковинами. При прохождении через них воздух перемешивается и откладывает пахнущие молекулы на влажную слизистую оболочку. В результате при обычном дыхании мы сильнее чувствуем запах на выдохе, чем на вдохе.

На слизистой оболочке молекулы захватываются волосковидными отростками — ресничками обонятельных клеток. В клетках возникают нервные импульсы, передающиеся в височную долю мозга. Мозг расшифровывает их и сообщает нам, что именно мы нюхаем.

Вещества имеют запах только в том случае, если они летучи, то есть легко переходят из твердой или жидкой фазы в газообразное состояние. Впрочем, сила запаха не определяется одной летучестью: некоторые менее летучие вещества, например, содержащиеся в перце, пахнут сильнее, чем более летучие, например, спирт. Соль и сахар почти не имеют запаха, так как их молекулы так крепко сцеплены одна с другой электростатическими силами, что почти не испаряются.

Хотя мы удивительно хорошо обнаруживаем запахи, мы поразительно плохо распознаем их при отсутствии зрительной подсказки. Например, запахи ананаса или шоколада, казалось бы, ярко выражены, и тем не менее, если человек не видит источника запаха, то, как правило, точно определить его не может. Он может сказать, что запах ему знаком, что это запах съедобного вещества, но назвать происхождение запаха большинство людей в такой ситуации не может. Таково свойство нашего механизма восприятия.

Заболевания верхних дыхательных путей, приступы аллергии могут блокировать носовые пути или притуплять остроту рецепторов обоняния. Но бывает и хроническая потеря обоняния, гак называемая аносмия. Например, в США ею страдает около 15 миллионов человек. Полная потеря или сильное ослабление этого чувства может являться результатом перенесенного гриппа, аллергии или травмы, например, сильного ушиба головы. Аносмия не угрожает, как правило, жизни (кроме тех случаев, ко гда запах, скажем, запах просачивающегося газа, должен предупредить об опасности) и не так заметна для самого больного и окружающих, как слепота или глухота. Тем не менее аносмия может привести к недоеданию, поскольку еда без запаха не доставляет удовольствия. Лекарства от полной потери обоняния пока не найдено, хотя в некоторых случаях помогают препараты цинка.

Психология и физиология восприятия информацииДаже люди, не жалующиеся на обоняние, могут не чувствовать некоторых запахов. Так, Дж. Эмур из Калифорнийского университета обнаружил, что 47 процентов населения не чувствуют запаха гормона андростерона, 36% — не ощущают запаха солода, 12%-мускуса. Опыты на мышах показали, что такие особенности восприятия передаются по наследству, и изучение обоняния у людей-близнецов подтверждает это.

Несмотря на все недостатки нашей обонятельной системы, нос человека, как правило, лучше обнаруживает присутствие запаха, чем любой научный инструмент. Все же приборы бывают необходимы для точного определения состава запаха. Для анализа компонентов запаха обычно применяют газовые хроматографы и масс-спектрографы. Хроматограф выделяет компоненты запаха, которые затем поступают в масс-спектрограф, где определяется их химическое строение. Иногда нос человека используют в комбинации с прибором. Например, изготовители парфюмерии и душистых пищевых добавок, чтобы воспроизвести, скажем, аромат свежей земляники, с помощью хроматографа расщепляют его на сотню с лишним компонентов. Опытный дегустатор запахов затем нюхает инертный газ с этими компонентами, поочередно выходящими из хроматографа, и определяет три-четыре основных, наиболее заметных для человека компонента. Эти вещества затем можно синтезировать и, смешав в соответствующей пропорции, получить естественный аромат.

Университет Утрехта (Голландия) набрал недавно из числа жителей города несколько сотен добровольцев, которые должны раз в неделю, открыв окно, понюхать воздух и занести результат в специальный бланк: чувствуется посторонний запах силь- ный, слабый, почти незаметный; приятный, неприятный, очень неприятный. В комбинации с данными аналитических приборов, установленных в разных частях города, сообщения «нюхателей» позволят следить за чистотой воздушного бассейна.

Еще древняя восточная медицина использовала запахи для диагностики. Врачи часто полагались на собственное обоняние, не имея сложных приборов и химических тестов для постановки диагноза. В старинной медицинской литературе рассыпаны сведения о том, например, что запах, источаемый больным тифом, похож на аромат свежеиспеченного черного хлеба, от больных золотухой (формой туберкулеза) исходит залах прокисшего пива. Сегодня медики заново открывают ценность запаховой диагностики. Так, обнаружено, что специфический запах слюны говорит о заболевании десен. Некоторые врачи экспериментируют с каталогами запахов — листочками бумаги, пропитанными различными соединениями, запах которых характерен для той или иной болезни. Запах листочков сравнивают с запахом пациента. В некоторых медицинских центрах имеются специальные установки для изучения запахов болезней. Больного помещают в цилиндрическую камеру, через которую пропускается поток воздуха. На выходе воздух анализируется газовыми хроматографами и масс-спектрографами. Изучаются возможности использования такой установки как инструмента для диагностики ряда заболеваний, особенно нарушений обмена веществ.

Запах и обоняние — явления гораздо более сложные и влияющие на нашу жизнь в большей мере, чем мы полагали до недавних пор, и можно думать, что ученые, занимающиеся этим кругом проблем, стоят на пороге многих поразительных открытий.

psyhotronika.ru

Хотите читать всё самое интересное о красоте и здоровье, подпишитесь на рассылку!

Понравился материал? Будем благодарны за репосты

Расскажите о статье друзьям или скормите ее принтеру

Онлайн-консультации Задать вопрос получите консультацию
у наших экспертов

 
Здоровье это просто