Обратная связь 8 (800) 080 71 20

Пермская евгеника

Пермская евгеника

Уполномоченная по правам человека по Пермскому краю  Татьяна Марголина привлекла внимание общественности к фактам незаконной стерилизации пациенток в психоневрологических интернатах. Практика недобровольной стерилизации душевнобольных по-прежнему широко распространена в России, и в большинстве случаев они проводятся на законных основаниях.

17 февраля «Новые Известия» опубликовали заметку о фактах принудительной стерилизации пациенток психоневрологических интернатов Пермского края, выявленных местным уполномоченным по правам человека Татьяной Марголиной. В докладе Марголиной (10 Мб)упоминается о стерилизации 14 пациенток детородного возраста (1970-1980-х годов рождения), постоянно проживавших в Озерском психоневрологическом интернате. Достаточным основанием для проведения процедуры местные медики сочли наличие медицинских показаний (психических заболеваний) и согласие законного представителя, роль которого выполнял директор интерната. В беседе с представителями комиссии по правам человека сотрудники интернатов выражались проще: по их словам, пациенток стерилизовали,  чтобы они «психов не рожали».

В начале XXI века такое обоснование для проведения калечащих хирургических вмешательств  выглядит откровенной дикостью. Принудительная стерилизация больных с наследственными заболеваниями и лиц, склонных к асоциальному поведению, самыми последовательными сторонниками которой, напомним, были немецкие нацисты,  в настоящее время относится ООН к преступлениям против человечности. В России подобная практика также является незаконной. Вместе с тем, граница между «обоснованной» и необоснованной медицинской стерилизацией, определенная российским законодательством, оказывается достаточно зыбкой.

В первые десятилетия XX века законы о принудительной стерилизации были введены сторонниками евгеники (науки об улучшении наследственности человека) в США, Канаде, Швеции, Дании и целом ряде других европейских стран. Стерилизации как правило подлежали пациенты с психическими заболеваниями, а также лица, склонные к асоциальному поведению: наркоманы, алкоголики, в некоторых случаях – уголовники-рецидивисты. Поскольку понятие асоциального поведения трактовалось широко, жертвами принудительной стерилизации особенно часто становились представители аборигенных народностей и этнических меньшинств (негры в США, выходцы из славянских стран Европы в Канаде). Наиболее последовательно эта политика проводилась в нацисткой Германии, где с 1933 по 1945 год стерилизации было подвергнуто более 400 тысяч больных, социально дезадаптированных и «расово неполноценных» мужчин и женщин. После завершения Второй мировой войны и обнародования данных о преступлениях национал-социалистов популярность евгеники стала быстро сходить на нет. Большинство законов о принудительной стерилизации были отменены к середине 70-х – началу 80-х годов. 

В 1993 году Минздравом Российской Федерации был принят Закон о медицинской стерилизации граждан и приложение к нему, включающее медицинские показания для этой процедуры. В соответствии с законом, добровольная стерилизация без медицинских показаний может проводиться лицам в возрасте старше 35 лет, имеющим как минимум двух детей. В случае наличия медицинских показаний (это несколько десятков заболеваний, в том числе ряд психических расстройств) и при условии согласия пациентов стерилизация проводится в любом возрасте. Предусмотрена и стерилизация недееспособных граждан: она проводится с согласия законных представителей больных и по решению медкомиссии, которое утверждается судом. В случае с пациентками Озерского ПНИ стерилизация проводилась без санкции суда – это и является поводом для справедливых нареканий уполномоченной по правам человека. 

Институт недееспособности

По словам исполнительного директора Независимой психиатрической ассоциации России Любови Виноградовой, стерилизация постояльцев психоневрологических интернатов – повсеместно распространенная практика в России.

«Мы считаем, что подобные действия с необратимыми последствиями недопустимы, однако это крайне сложный вопрос», - признала Виноградова. В ряде случаев беременность психически больных пациенток нежелательна: рожденных ими детей некому воспитывать, кроме того, при тяжелых психических заболеваниях роды могут привести к ухудшению состояния женщины. В психоневрологических интернатах не предусмотрены свидания с лицами противоположного пола, однако полностью проконтролировать интимную жизнь своих подопечных администрация, как правило, не может. Альтернативой стерилизации могли бы стать средства контрацепции, однако их применение сопряжено с существенными расходами и опять же требует дополнительного контроля.

Опекуном, имеющим право решать вопрос о стерилизации, для признанных недееспособными и находящихся в психоневрологических интернатах пациентов практически по умолчанию становится администрация этих учреждений, отмечает Любовь Виноградова. Однако нередки случаи, когда теми или иными способами к стерилизации принуждали и дееспособных женщин. Привести статистические данные о числе таких стерилизаций в России  Виноградова затруднилась.

Важнейшей проблемой отечественной психиатрии является полное бесправие признанных недееспособными больных. Фактически такие пациенты лишаются не только финансовой и юридической самостоятельности, но и права на личную жизнь. Один из последних процессов в Международном суде по правам человека, закончившихся не в пользу России, связан с подобным нарушением прав необоснованного признанного недееспособным жителя РФ Павла Штукатурова, отметила Виноградова.

Не только стерилизация

Необходимо отметить, что отчет о незаконной стерилизации пациенток Озерского ПНИ занимает лишь малую часть доклада Татьяны Марголиной. Среди других нарушений прав находящихся в 15 психоневрологических домах-интернатах Пермского края граждан в документе приводятся:

  • Отказ в медицинской помощи, повлекший преждевременную смерть ряда пациентов. В документе приводится ряд случаев смерти вследствие пневмонии, менингита, обострения язвенной болезни и т.д., когда больной либо вообще не наблюдался медработниками, либо однократно осматривался фельдшером.  
  • Применение лечения психотропными препаратами в качестве наказания и необоснованные направления в психиатрические стационары
  • Принудительное привлечение проживающих в домах-интернатах лиц к неоплачиваемому, то есть рабскому, труду
  • Нецелевое использование личных денежных средств постояльцев ПНИ
  • Несоблюдение натуральных норм питания
  • Систематическое игнорирование правоохранительными органами сообщений о нарушениях прав пациентов.

Все это открывает удручающую картину поистине бесчеловечного обращения с представителями наиболее уязвимой и беззащитной категории граждан России.

По свидетелдьству Любови Виноградовой, защита прав пациентов психиатрических лечебных учреждений и интернатов является одним из главных направлений деятельности Татьяны Марголиной. Ее коллеги из других регионов обращаются к этой проблеме значительно реже, но ситуация там мало чем отличается от Пермского края.

 medportal.ru

24.02.2009
просмотров 1243