Обратная связь +7 747 094 01 01

Ягдар Туреханов: «Человек несет ответственность за все, что с ним происходит»

Ягдар Туреханов: «Человек несет ответственность за все, что с ним происходит»

Как вы помогаете людям?

Есть разные школы психотерапии, разные направления и мне больше подходит, экзистенциальная терапия. Она базируется на представлении о том, что психологические проблемы человека являются симптомами базовых человеческих страхов: 

  1. Страха смерти. Каждый человек рано или поздно понимает, что он смертен и ничего с этим поделать не в силах. Смерть неотвратима. Принять эту данность очень сложно. 
  2. Страха одиночества. Каждый человек рано или поздно понимает, что он одинок в том плане, что сам по себе никому не нужен. Родителям он нужен как удовлетворение родительских инстинктов и они любят его просто потому что он их ребенок (как кошка любит своих котят или курица цыплят). Своим детям он нужен только потому, что они в определенный период жизни, физически и психологически зависят от него (как те же котята и цыплята). Остальные люди, так или иначе, используют друг друга называя это дружбой, любовью и т. д. То есть, человек нужен кому-то только ради удовлетворения каких-либо их потребностей. Сам по себе он ценности ни для кого не представляет. С другой стороны человек рано или поздно приходит к тому, что другие люди не в состоянии его по-настоящему понять — получается он обречен на одиночество.
  3. Страха, связанного с бессмысленностью жизни. Разум человека ориентирован на достижение результатов. Это помогает нам выживать — мы планируем свою жизнь, отталкиваясь от ожидаемых результатов и радуемся, достигая своих целей. Но рано или поздно человек понимает, что конечный результат всей его деятельности в общем (смысл жизни) отсутствует. Никакого смысла в жизни нет, жизнь абсурдна по своей сути и это не дает человеку покоя.
  4. Страха свободы. Свобода сама по себе не страшна и даже кажется многим людям желанной. С другой стороны, в тот момент, когда человек понимает, что он абсолютно свободен делать все, что хочет, тут же он начинает понимать, что, все происходящее с ним — результат его действий. То есть человек отвечает за все, что с ним происходит, включая все свои беды и несчастья. Такая тотальная ответственность пугает. 

А как насчет того, чтобы оставить свой след в жизни? 

Это бессмысленно. Хотя религия помогает человеку отвлечься и забыть о бренности всего земного, по своему отвечая на эти базовые вопросы.

Религия дает веру

Да, я как бы умираю, но не совсем. Или у меня реинкарнация. Или я буду жить в царстве небесном. Т. е. это уход от страха смерти. Попытка уменьшить страх. И она помогает. Люди идут в храмы не просто так. Они находят там успокоение. Но есть люди, у которых скепсис развит до такой степени, что им это не подходит.

А как же те кто умышленно ищет смерти, занимаясь экстремальными видами спорта? Выбирающие такую работу — каскадеры, которые все время на грани. Что это? Целенаправленный поиск смерти?

Тоже похоже на уход от реальности. Человеку неприятны мысли о смерти... но когда ты несешься на скорости 300км/ч на мотоцикле, ты об этом не думаешь. Вообще ни о чем не думаешь. Видишь только дорогу. Находишься в потоке. Это можно сравнить с медитацией. Человек действительно находится в полной гармонии с миром. Он в реальности, в моменте. Его ничто не отвлекает. На самом деле на мотоцикле, и на самом деле на дороге. Попробуй, задумайся о смысле жизни в этот момент.

Можно ли избежать страха смерти? Поможет ли терапия в данном случае?

Только принять. Смерти не избежать. Принять этот страх. 
Есть такая книга, Элизабет Кюблер — Росс, об умирающих пациентах. Путем наблюдений и бесед с умирающими, она выделила 5 стадий принятия человеком смертельного диагноза. Когда человеку говорят: «Ты умрешь через год», у него начинается типовая реакция. Сначала отрицание (не может быть, вы все врете), потом — злость, попытка торговли с судьбой или Богом, депрессия и в конце концов принятие. 

Я думаю, это относится не только к смертельному диагнозу. По сути, диагноз нам поставлен, как только мы родились. Если ты начался, то когда-нибудь ты закончишься. Поэтому когда дело касается страха смерти, мне кажется человек переживает все эти стадии. Сначала — «Я не умру», ребенок до определенного возраста так думает и т. д. В конце концов приходит смирение. Но не у всех. Некоторые застревают на какой-то стадии. Если человека это волнует, и он с этой мыслью дошел до терапевта, моя задача ему помочь принять правду жизни. Пройти все эти стадии. Это трудный процесс. Просто быть с ним, помочь ему мягче преодолеть этот путь.

Человек часто осознает, что это страх смерти? Наверняка люди приходят с какими-то бытовыми вопросами, за которыми прячется что-то более глобальное.

Да. Первичные запросы могут быть разными. Часто люди говорят, что чувствуют себя ненужными, отвергнутыми. Многое зависит от культуры воспитания детей. Некоторые родители например внушают детям — все, что бы ты ни делал — все плохо. Не помыл посуду — плохо. Помыл — хорошо, но плохо помыл. Во-вторых, торгуют своим вниманием — ты должен быть хорошим, иначе мы тебя не будем любить. В результате ребенок воспринимает свою жизнь как сделку с обществом. Если ты перестанешь выполнять определенные ритуалы, все тебя отвергнут. Человек «запрещает» себе социально неприемлемые эмоции и желания и мучается, считая себя плохим и т. д.

Я замечала, что у женщин очень развито желание быть хорошей, всем угодить. Мужу, родителям, друзьям, сослуживцам, начальнику. И через «не могу, не хочу», через болезни приносить себя в жертву. Она идет и из последних сил что-то делает только ради того, чтобы быть хорошей.

Да-да, потому что она в своих собственных глазах неосознанно считает себя никчемной. Родители внушили ребенку, что он в принципе недостойный и плохой. Ребенок недополучает любовь в детстве и все жизнь пытается ее «дополучить». Но способ знает только один — торг. Я веду себя идеально, с точки зрения родителей, в ожидании, что люди отплатят вниманием и признанием. 

Как этого можно избежать?

Есть два момента. Первый: осознать то, что запрограммировали в детстве, те самые негативные установки. Но осознание не всегда помогает решить вопрос, потому что есть второй момент: взрослый повторяет свое детское поведение и уже получает от него некие бонусы. Например, освобождение от ответственности за свою жизнь. и если сейчас он откажется от старых стратегий, то придется осознавать реальность. А это одиночество и смерть. Замкнутый круг. 

Поэтому моя задача не только помочь вспомнить, где и как человека воспитали, понять, что это вообще не его установка, но и осознать, что сейчас с помощью своего поведения он достигает каких-то неосознаваемых целей.

Что дает человеку освобождение от родительских установок?

Свободу. Человек понимает, что сам управляет своей жизнью. 

Повторюсь, если говорить об экзистенциализме, человек в принципе свободен. Это звучит позитивно, но на самом деле может восприниматься с ужасом, потому что человек несет ответственность за все, что с ним происходит. Он не может сказать, что нечто произошло из-за обстоятельств — люди попались неправильные или что-то еще. Ты сам это сделал, поставил себя в эти условия, связался с этими людьми и ты сам за это отвечаешь. Но все же человек стремится к свободе. Потому что старые программы не устраивают. Я выступаю как проводник. Иду рядом по пути взросления, держа за руку. Глядя на меня, человеку не так страшно.

А не хочется потом вернуться к вам? Когда рядом такой понимающий друг, который в тебя верит. Или у них настолько сильно вырастают крылья, что они могут идти самостоятельно?

Я, конечно, предупреждаю, что тренироваться со мной в безопасности это одно. Я выступаю, как тренажер. А другое дело — самостоятельное плавание. Люди боятся быть честными.

Честными с собой?

Да. Честными с собой и с окружающими.

Почему не получается?

От страха. Если я сейчас себе в чем-то признаюсь, то какой кошмар, я, оказывается, ужасный человек. Откуда это? Рассмотрим пример. Если у ребенка мороженое выпало из рук, он злится, мама рядом, он злится на нее. Что чувствует мама, когда видит, что у ребенка глаза полны ненависти? О чем она думает? Она думает: сейчас он так на меня смотрит, а вырастет — будет с ножом бросаться, или в дом престарелых сдаст. Она не может это адекватно воспринять. У ребенка лопнувший шарик — трагедия. И она, пребывая в своих бредовых страхах, дает ему понять — злиться на мать ни в коем случае нельзя. Ребенок понимает, что злиться нельзя, иначе его отвернут. Остается два варианта: либо он начинает злиться на других, либо если ему запрещают злиться вообще, он злость сдерживает, никак не проявляет, а потом у него начинает что-то болеть, либо неадекватно взрываться. Например, неконтролируемые вспышки гнева, когда дома произошло что-то незначительное. Накапливается, а затем происходит взрыв. А со стороны кажется, что это неадекватное поведение.

А как быть родителям, которые фактически выросли в этой системе? Которых так воспитывали, что нельзя проявлять негативные чувства, эмоции. У них просто нет другой модели перед глазами. 

Лечиться самому. Проблемы ребенка — это симптомы проблем родителя. По сути, ребенок отражает все. Но он не виноват, он родился как чистый лист. Так же как и родитель — он сам в свою очередь был так воспитан.

Родительское программирование — страшная вещь. Возможно ли вырваться из под родительского гнета?

Возможно, только одному это делать сложно. На Западе принято обращаться за психологической помощью, у нас не принято. Хотя сейчас тенденция меняется.

Да, на нашем сайте стало намного больше вопросов психотерапевту. После онлайн консультации не так страшно обратиться за помощью, выстраиваются доверительные отношения. Кстати, как вы называете людей, которые к вам обращаются? Пациенты или клиенты?

Вообще клиенты. Но некоторым людям не нравится слово «клиент», они в это слово вкладывают коммерческий смысл и думают, что «пациент» — лучше. А другие считают — нет, пациент это хуже, он больной и тд. Но, в конце концов, я стремлюсь к тому, чтобы перейти с человеком на «ты» и уже не использовать такие слова.

Насколько долго люди к вам ходят?

По-разному. В среднем от двух до десяти встреч. А есть те, кто по пол-года или год ходит.

Что вам удалось изменить в себе благодаря вашей терапевтической работе?

Помягче стал. Я к себе тоже относился критически — плохой, слабый. Самоуничижение и так далее. Я стал добрее к людям и к себе. Вот когда я работал на скорой помощи, там не принято было быть сочувствующим. Там важно было создать впечатление абсолютно уверенного супермена. Во-первых, это самозащита, во-вторых это действительно помогает. Люди в критических ситуациях хотят видеть именно это. А здесь все иначе. Мне кажется, я стал более сочувствующим. 

Ягдар, какой вы отец?

Ну... такой не очень ответственный... (смеется).

Вы строги к своим детям?

Да, иногда я очень строгий, но пытаюсь себя останавливать. Бывает, что я хочу что-то сказать детям, но потом понимаю, что это не я, а мой отец у меня в голове. Его слова. Он говорил мне то же самое, например — «Что за музыку ты слушаешь. Это разве музыка? Мультики вообще ни о чем — муть одна» 

Мне было так обидно, я поклялся в детстве, что никогда не буду со своими детьми так себя вести. Хотя сейчас я понимаю, что он вообще ничего не вкладывал в эти слова, просто говорил, проходя мимо. А мне было очень неприятно. 

А как помочь детям выбрать свой путь? Как найти этот баланс между строгостью и добротой?

Семья — это такая система, как предприятие. Каждый за что-то отвечает. Важно, чтобы у детей было свое место, чтобы они понимали, кто-то деньги приносит, кто-то посуду моет, кто-то еду готовит и т. д. 

Дети же, особенно подростки считают, что их притесняют, посягают на личное время. Как договориться?

Стараться не притеснять и не посягать. Ну и объяснить, что есть личные дела, а есть ответственность за общий дом и т. д. 

Ребенок не скажет: «Это же вам надо»?

Все это не берется из ниоткуда. Дети до определенного возраста, обычно, до 5-7 лет, стараются повторять за родителями все, вплоть до каждого слова и движения — это потребность, видимо инстинктивная. Например, мама что-то готовит и дочка пытается повторять ее движения. Или отец что-то чинит или таскает и сын тут как тут. Что делают некоторые родители? — «Отойди, не мешай, потом покажу» и т. д. А ведь можно поддержать ребенка, превратить все в обучающую игру. В тот момент родителям может казаться, что важнее успеть что-то доделать, как можно скорее, а ребенок только время отнимает. А через десять лет сталкиваются с «подростковым кризисом».

Современная теория говорит о том, что не стоит быть другом для своего ребенка, нужно стоять как бы над ним. Бывает, родители делятся своими проблемами, груз которых ребенку вынести тяжело. А он не готов.

Ребенок готов. И я больше скажу: ребенок хочет. И это можно использовать — «Да, ты можешь быть взрослым, давай разбермся, что такое — быть взрослым».

Подросток считает, что можно пить, курить, приходить ночью когда захочется.

Но мы — то знаем, что это не так:). 

Здесь важен родительский пример. Часто родители в разводе, у мамы или папы второй, третий, пятый партнер. Как это объяснить ребенку и не переложить на него груз своих проблем?

Что значит переложить на него груз проблем? Это же он решает, принимать груз или нет. Если все обустроить так, чтобы навесить этот груз, тогда есть риск, что он на себя это примет. Многие родители обвиняют своих детей: «Это все из-за тебя». И тогда ребенок живет под грузом вины.

Вы правильно говорите, что воспитание в основном идет через пример. Если родитель показывает, что ответственно принимает решения за себя, тогда и ребенок к этому приучится. А если родитель склонен уходить от ответственности, то чего ждать от ребенка?

Можно сто раз говорить ребенку не курить, но курить при этом самому, а потом удивляться. Ребенок копирует поведение. 

Получается, сначала надо проработать себя, решить свои личностные проблемы, а потом уже рожать детей. Может это и к лучшему, что сейчас люди и создают семьи позже. Или это незрелость? 

Это индивидуально у каждого, но сейчас мне кажется, институт брака не актуален. 

С чем это связано?

В древние времена, например, в степи или в лесу, женщина не справилась бы одна. Вместе мужчина и женщина помогали выжить друг другу. А в наше время всего в изобилии и женщина может зарабатывать даже больше мужчины.
Я увлекаюсь эволюционной психологией. Она изучает откуда появились определенные человеческие качества и стратегии поведения. человеческий детеныш рождается недоразвитым и поэтому требует до 10 лет ухода. До этого возраста он беспомощен. Детеныш любого другого вида встал и пошел сразу после того, как появился на свет. А женщина, получается, 5-10 лет не может охотиться, искать пищу, она привязана к своему ребенку. И поэтому возникла стратегия привязать к себе самца, чтобы он обеспечивал ее всем необходимым. Кажется, что все это звучит цинично, но на самом деле ничего не меняется. До сих пор у женщины есть мысль выйти замуж, внушенная матерью. Выйти замуж и все. И зачем вышла? Успокоилась как-то. Люди этого не понимают, но если это осознать, появляется свобода. Я могу сделать выбор или поддаться генам и жить как наши предки обезьяны, либо выстроить свою жизнь как хочу. Например, выйти замуж, когда хочу и за кого хочу, или не выходить.

Часто для людей брак — это способ сбежать от себя настоящего и раствориться в другом.

К сожалению или счастью, человек — это стадное животное и я думаю, что я в наших генах прописано — мы не можем быть одиноки. Нам обязательно нужно быть в команде, группе. В каменном веке самым страшным наказанием было изгнание из племени. Это тоже наша особенность как вида. И никуда от этого не денешься.

Значит, от страха одиночества никуда не деться? Если над страхом смерти можно поработать, то страх одиночества...

Тоже принять. Можно, конечно, отвлечься. Работа, наркотики, экстрим, религия. Забыться, это один вариант. Но можно и принять, и тогда ты становишься более свободным.

Часть 3я

Doctor.kz

29.09.2014
просмотров 6203