Обратная связь 8 (800) 080 71 20

Мама имеет право на отдых или воспитываем ребенка без фанатизма!

Мама имеет право на отдых или воспитываем ребенка без фанатизма!

Наслаждение наблюдать, как малыш улыбается, растет, начинает говорить и придумывает уму непостижимые игры с пустышкой или ведерком песка... Но материнство — это еще и неизбежная труднейшая работа: даже профессиональные няни, родив собственного ребенка, способны обливаться горючими слезами, вдруг с пронзительной ясностью осознав, что никаких выходных никогда больше не будет. Материнский рабочий день растягивается на восемнадцать часов и более, — конечно, если она это допускает.

В суматохе повседневных забот образ совершенной, идеальной, безупречной матери многим женщинам кажется недосягаемым. Ежедневно женщины буквально продираются сквозь дебри физических и психологических трудностей, жадно впитывают информацию по воспитанию ребенка, надеясь облегчить свою участь. И что же полезного они узнают? К примеру, то, что воспитание «будущего гражданина» требует абсолютной самоотдачи — почти все авторы статей и пособий запредельно требовательны к матерям.

Трудности трансформации

В наши дни, как и во все времена, большинство женщин стремятся стать идеальными мамами — безупречно выполнять священный материнский долг. В чем они видят суть задачи? В том, чтобы быть совершенной. Мать, как все мы знаем, — это святое. Она ласковая и любящая, заботливая и забывающая о себе мадонна. Она всегда рядом с детьми. У нее нежное сердце и бесконечное терпение...

Но никакого производства по изготовлению святых, где из самых обычных женщин выковывали бы безмятежно-спокойных и радостно приносящих себя в жертву мадонн, не существует. Любая безалаберная, самовлюбленная, сумасбродная девица рискует быть однажды призванной для ношения нимба материнства. Переход от здорового взрослого эгоизма к столь непривычному состоянию может быть болезненным и крайне трудным — подобным попыткам бабочки во что бы то ни стало залезть обратно в кокон.

Однако природа — в виде заложенного на генетическом уровне материнского инстинкта — посильно помогает этому процессу. В первые дни безоглядная устремленность к безупречному «пеликанству» сильна до умопомрачения: женщина похожа на легендарную самку-пеликана, раздирающую себе грудь клювом, чтобы накормить детеныша. Когда рождается ребенок, как правило, мать становится патологически самоотверженной.

Дитя — вот оно — лежит в пластмассовой больничной люльке, гипнотизируя ее пока не установившимся взглядом. И хотя у женщины все болит и голова еще кружится, властная внутренняя потребность заставляет ее переступить через себя ради исполнения желаний новорожденного. А кроха торопливо, давясь и захлебываясь, сосет грудь, когда вздумается, составляет собственное расписание сна, в котором материнский отдых не предусмотрен, требует смены подгузников и много чего другого. Если же поставить едва заметную преграду на пути неумолимого желания дитяти, то оно «включит сирену» на оглушительно высокой ноте, специально подобранной для того, чтобы добиться немедленного материнского повиновения, или же начнет так жалобно кряхтеть, что материнское сердце бывает готово разорваться на куски. Что там говорить — мать жизнь отдаст за младенца...

Привычка к самоотречению

Я тоже мать, и я бы пожертвовала жизнью ради своих детей, но сейчас, когда мои сыновья повзрослели, могу смело сказать, что не вижу смысла в том, чтобы матери делали это каждый божий день. После появления на свет первенца женщина бросает все и плывет дальше по воле маленького тирана, бескорыстно служа ему, и быстро забывает, что у нее когда-то было что-то похожее на личную жизнь, собственные планы и желания.

Возможно, в самом начале это имеет смысл: в течение первых трех месяцев после родов трудно мечтать о чем-то большем, чем хоть раз выспаться или просто выжить. Несбыточных фантазий, например, желания почитать книгу или посмотреть любимую передачу с чашечкой кофе в руках, не возникает ни у одной матери новорожденного.

Проблема в том, что привычка к «самозабвению», подкрепляемая сентиментальными представлениями о материнстве, склонна закрепляться слишком надолго, иногда — навсегда. Самопожертвование может стать пожизненным принципом жизни матери. Нередко разумная доктрина кормления по первому требованию продолжает неразумно действовать в течение двух десятков лет (а сколько примеров, что и дольше!).

И даже в самые первые дни с новорожденным мы уже начинаем перебарщивать с жертвенностью: в холодный день мать выходит из дома с ребенком, укутанным, как эскимос, забывая накинуть себе на плечи шарф — как будто что-то может измениться, если на минуточку женщина остановится. Она многократно прерывает любой разговор с подругой, чтобы отреагировать на настырный детский писк где-то на уровне коленок и пр., «наматывает» пешком или на трамвае километры в проливной дождь или палящий зной, чтобы купить чаду новую курточку, желанную игрушку или цветные карандаши.

Позвольте себе...

Конечно же, матери нужно как следует ухаживать за младенцем или маленьким ребенком. И трудно не делать этого, когда любое хныканье или мелко трясущиеся губки способны заставить вас забыть обо всех своих делах. Но нужна лишь капелька разума, малая толика разумного эгоизма — и вы сможете подарить себе часть своей собственной жизни, не причинив при этом никакого вреда своему ребенку. Бывалый солдат всегда придерживается принципа: на войне нужно воевать и, возможно, даже отдать свою жизнь, но пока суд да дело, можно позволить себе и маленькое удовольствие — украдкой сунуть лишнюю булку в вещевой мешок или воспользоваться выпавшей минуткой и прикорнуть за кухней, пока кто-то чистит твою долю картошки.

мать и ребенокКонечно, речь не о том, что кроется за словами поговорки: «солдат спит, а служба идет». Вас никто не подбивает на полное бездействие, предательство или, упаси бог, дезертирство, но всегда есть правила, которые можно обойти — тем более, если это идет матери во благо, улучшая ее здоровье и настроение. Спокойная и доброжелательная мать — это радость и покой в доме, что хорошо для всех. Возможно, первый робкий шажок — от мадонны к солдату — покажется вам этаким нравственным падением, но скоро вы увидите, что в новой роли жить несравненно легче и намного веселее.

Иногда вы, как солдат, и вправду делаете все, что требует от вас ваш маленький командир, но порой, опять же как солдат, вы вправе иметь личное время и использовать его по своему усмотрению. Почему, собственно, и нет? Если можно срезать углы, почему бы их и не срезать? И почему бы время от времени не подчинять дитя своим прихотям? Разве мадонне непозволительно, блаженно задрав кверху уставшие ноги, полежать на диване со стаканом холодного сока или чашкой кофе и модным журналом, пока «командир», надежно упрятанный в коробку из-под телевизора, пытается опробовать на вкус составляющие ему компанию игрушки?

Doctor.kz

Хотите читать всё самое интересное о красоте и здоровье, подпишитесь на рассылку!

Обсудите эту тему в группе С детьми и для детей

24.07.2012
просмотров 3139