Ищете врача или клинику? Поможем найти!

«Главное, чтобы люди всегда улыбались.» Интервью с владельцем клиники Сomplete 4 You, врачом Кизуб Романом Александровичем

«Главное, чтобы люди всегда улыбались.» Интервью с владельцем клиники Сomplete 4 You, врачом Кизуб Романом Александровичем

Жаль, что в одном интервью невозможно передать харизму и силу личности. Час с диктофоном и 2 часа увлекательнейшей беседы и открытий без записи. 

Каждому пациенту желаю такого  доктора. Каждому врачу желаю достичь того, чего сумел достичь Роман Александрович. И всем нам – такой же жажды жизни и умения добиваться своих целей.

 

С чего начался ваш путь в медицину и почему вы выбрали стоматологию?

Больше всего на свете я боялся стоматологов…

В детстве у меня была очень хорошая память. Я никогда особо не учился, но диплом всегда красный был, и только за счёт памяти всё это вытаскивалось, а потом когда до восьмого класса доучился, стало понятно, что дальше стоит выбрать естественные науки, так я выбрал путь врача

Почему?

Я хорошо знал химию и биологию, хорошо рисовал и лепил. Родители постоянно отправляли меня в различные кружки во дворец пионеров. После школы ходил в фотографический кружок, потом открылись гимназии в Алмате, и я пошел в 134 школу – гимназию. Там был отдельный факультет — химия и биология, исторический и математический и прочие. Я уже учился в математическом классе, это мне было ближе. Я серьёзно занимался  дзюдо. Я выбрал химию и биологию.

Когда заканчивал школу, надо было выбирать специальность. Хотел быть челюстно-лицевым хирургом, пластикой заниматься, а потом прочитал,  что у них деньги появляются не раньше, чем в 50-55 лет. На мой взгляд, к тому времени деньги уже не нужны. Быстрые деньги где? — В стоматологии.

В мед.институт поступил cо второго раза. На последних курсах надо было выбирать специализацию: терапия, хирургия, ортопедия. Терапевты зарабатывают деньги сразу, но сразу мало и потом мало, ортопеды зарабатывают деньги потом, но сразу много, поэтому я пошёл в ортопедию. Сдал кандидатский минимум, остался на кафедре и пошел в клиническую ординатуру. Моя преподаватель Бернацкая сказала: «Если ты не будешь ортопедом, то больше и  некому».

Бернацкая предложила мне  заниматься хирургией, тогда хирурги в этой области были слабые, плохо готовили зубные протезы – нужно было исправлять ситуацию. Пришлось учиться на хирурга ещё полтора года. Потом началась трудовая деятельность. Я сразу снял кабинет в аренду вместе с ещё одним врачом, так мы начали работать

Т.е. сразу в самостоятельное плавание ушли?

Да. И где-то два года мы отработали, снимали кабинет. Потом я пришел в Дента - люкс, там отработал примерно два года, ездил в командировки, отучился на имплантолога, старался быть в курсе тенденций, и вот на курсах имплантологии я познакомился с Мушеевым - это известный израильский имплантолог, у него тут своя клиника и он пригласил меня к себе. У нас с ним была хорошая команда - он ставил импланты, я протезировал. Было интересно. И потом там пять терапевтов, которые нацелены на одного врача на смену, поэтому очень комфортно было работать.

Затем я работал в Дарисе, Докторе Ю, где и познакомился с Тимуром Даутбаевым, он как раз открывал эту клинику, мы встретились, поговорили, поняли, что наши взгляды на жизнь совпадают, цели примерно одинаковые и решили вместе открыть эту клинику. Его финансовая часть, моя - моральная..

Когда  это произошло?

7 лет. И два года назад мы расширились. Увеличили клинику.

Начинать вам было не страшно?

Нет, абсолютно. Я никогда не собирался работать на кого-то. У меня были очень хорошие учителя.

Что помогло вам в профессиональном росте?

Я достаточно регулярно ходил на курсы по психологии общения с пациентом. Без этого невозможно. Мы с Тимой постоянно выезжаем за рубеж на различные курсы и семинары.

Меня всегда удивляло, как стоматологи молниеносно умеют установить контакт с пациентом. А ведь стоматолога традиционно боятся больше всего, в чём секрет?

К этому надо достаточно долго идти. Если ты не почувствуешь боль пациента, ты не сумеешь помочь.

Я всю жизнь боялся врачей и я боюсь делать больно пациенту. У меня руки иногда не поднимаются начать лечение, когда пациент начинает охать и ахать, я реально не могу ничего делать, и если не берёт анестезия, то просто не делаю. Потому что знаю, что такое боль. Лучше переназначу прием и приму пациента позже.

Установить контакт - это 90 % успеха. Пациенту надо объяснить, почему ему надо именно эту конструкцию, а не другую. Мы вторгаемся в личное пространство человека, это опасно, поэтому нередко бывают скандалы на почве сексуальных отношений. За 10 секунд ты становишься родственником и тебе рассказывают всё то, что не рассказывают никому. Надеются, что врач сохранит это в тайне.

Это одна из самых сложных профессий, как любая работа с людьми, но и одна из самых интересных. Попадаются такие индивиды, с которыми приходится бороться ментально.

Приходят такие пациенты, которые пытаются руководить врачом, сделайте мне вот это и вот это. Если врач слабый, пациенты это чувствуют и начинают его вести. Надо с пациентом разговаривать так, чтобы он принимал сам решение, но именно то, которое тебе надо. Надо его потихонечку направлять и тогда результат не заставит себя ждать.

Самое главное, чтобы люди всегда улыбались, мы для этого работаем. В противном случае ты делаешь работу,  которая пациенту не нравится. Пусть ты считаешь, что это замечательная и красивая работа, но он видит другую красоту. Значит надо эту работу не переделывать, а сделать новую и тогда все будут счастливы.... Все нормальные врачи стараются так работать.

Поэтому нужны хорошие техники, которые тоже это понимают, ведь они вкладывают деньги в материал. Обратно их не вытащить и они бесплатно переделывают работу.

Сложно найти достойного техника?

Техники нужны хорошие проверенные, адекватные. С ними тоже иногда приходилось бороться. Часто  протез сделан неправильно и он не подходит. Техники предлагают: «да нет там досадите... ».  А при технике этот протез ломается, какой смысл постоянно переделывать то, что не сделал хорошо один раз.  Надо ценить и свою работу и чужую и пациента. И время ценить.

Как часто пациенты возвращаются и приводят друзей? 

Они возвращаются, наверное, в 90 процентах случаев, потому что они даже из-за рубежа к нам приезжают обратно. Я работаю всегда по записи, потому что если придет случайный пациент, то я вынужден буду оказать помощь сначала тому, кто по записи, а потому уже ему. Мой обеденный перерыв три часа, потому что в это время может прийти человек с экстренной болью, и я обязательно его приму

Врачи не очень любят объяснять пациенту процесс лечения, считают, если человек пришел лечиться, то должен доверять и не вникать в процесс.

Подробные объяснения процесса лечения — исключительно западная модель. На тебя могут подать в суд из-за того, что ты не объяснил. Есть такие прецеденты, когда пациент приходит, врач ему рекомендует металлокерамику. А потом пациент спрашивает, почему ему не рассказали про безметалловую керамику.

Клятва Гиппократа — это одно. А заработок другое. И если я не объясню пациенту, то не заработаю денег. Я могу потратить на пациента час-полтора просто поговорить, и пока не увижу, что контролирую ситуацию, делать ничего не буду. Иначе он будет руками -ногами упираться. Пациентов тоже надо распознавать, есть очень сложные пациенты, которых не надо брать, т.к. они неадекватно оценивают свои финансовые возможности.

Ты хорошо ему поставил коронку, но потом ему становится жалко своих денег. Он приходит и говорит: — Вы знаете вот тут краешек не того цвета, переделайте. Начинаешь переделывать, пациент Ищет другие пути и причины: сегодня не могу, завтра улетел. А все это время ходит с временной коронкой. Потом проходит 2-3 недели, коронка лежит. В итоге пациент приходит и говорит, вот вы меня целый месяц промутузили, всё, верните мне мои деньги. Пожалуйста, заберите деньги и прощайте. Этих пациентов надо распознавать в самом начале, есть такая категория.

Т.е. вы пациенту можете отказать?

Запросто. Я, бывает, даже выгоняю пациентов. Вот, допустим, приходят молодые девушки в мини-юбках, она в кресло толком сесть не может. Приходится объяснять, что она пришла на прием к врачу, а не на дискотеку. Не понимаю, зачем человека отвлекать и нарочно провоцировать.

Какие еще бывают пациенты?

Есть юморные, балдежные. Была пациентка, которая говорила: — Я очень боюсь боли, поэтому я положу руку вам на ногу.

— Хорошо, тогда я вам на грудь. 

— Договорились. Но если мне будет больно, я вас ущипну, 

— Я вас тоже. 

— Нет. Так не пойдёт.

Так что пациенты бывают разные, и мы с Тимой всё переводим немного в смех, потому что человек должен расслабиться и понять, что ему помогут. То же самое касается гарантии. Мы не говорим «год-два-пять», мы всегда с пациентом перед началом работы договариваемся, что какие бы проблемы ни были, он придет, и мы их решим. Но мы решаем либо за свои деньги либо за его, и на данный момент, мне кажется это максимальная гарантия которую можно придумать. Ну, сделал я коронку, ну дал год гарантии, бывает 10 лет пролетит незаметно, пациент приходит, как будто бы вчера сделали, а он уже 10 лет ходит.

Довольно редко стоматологи берутся переделывать свою работу

Потому что работают с дешевыми техниками, которые постоянно меняются, и он уже не может пойти к тому технику, и сказать: — Мы с тобой пять лет назад коронку делали, надо переделать.Техник ответит: — Пациент носил коронку? Носил. Вот пусть и платит. И тогда доктор начинает Придумывать отговорки и оправдания.

У вас довольно нестандартный график работы

Я могу позволить работать с 10 утра до часу дня, с 1 до 3.30 перерыв, в 5.30 последнего пациента записываю, 4 дня в неделю. Зато я каждому уделю столько времени, сколько ему надо. Попросит пациент день, пожалуйста, я ему весь день займу. Единственное, он должен знать, если он не придет в следующий раз, я его уже не запишу.

Весь наш персонал работает для того, чтобы пациент почувствовал — всё для него.

Оксана, администратор, работает, для того чтобы вы не встречались с другими пациентами, не ждали приема. Время тоже дорого. Оксана идеально справляется со своими обязанностями. Она постоянно корректирует пациентов. Постоянно отзванивается, а это тоже очень сложно делать, потому что она должна знать настроение моё, Тимино ещё кого-то, когда подойти.

А как вы подбирали коллектив? Все дружные, друг за друга горой и такая теплая атмосфера внутри, это очень чувствуется.

С Женей, старшей медсестрой и с Леной, врачом-терапевтом, мы были знакомы давно. Очень важно, чтобы люди были с юмором. Все разные, Тима мягкий, добрый, порядочный человек, я жесткий и бескомпромиссный полутона меня абсолютно не устраивают. Я не буду с ними сюсюкать, мы приходим на работу и каждый делает свое дело. Мы зарабатываем деньги. Я не смогу зарабатывать, если они не будут делать качественно свою работу, они не смогут получить ни копейки, если я не смогу заработать. Поэтому, все заинтересованы друг в друге.

И все это понимают.

Да, конечно.

Обычно все любят перекладывать ответственность друг на друга.

Тут такого не получается потому что мы с Тимой сразу это всё коллективу объяснил что если врач хоть сто рублей украдет, то он не будет здесь работать. 
Коллектив поначалу не мог к тому привыкнуть, что хозяин клиники не сидит в кабинете, а стоит у станка. И как любых людей всех приходится ставить на место и периодически встряхивать.

Текучки у вас нет?

Нет, у нас ни один человек не ушел за 7 лет. Наоборот, только приходят из других клиник, хотя у нас зарплата не самая высокая в городе, но они работают полдня.
Еще один момент: ни один пациент не может слова плохого сказать ни мед. сестре, ни администратору. Я даже не буду задумываться о пациенте, который нахамил я его просто выгоню и мне всё равно сколько он там заплатил или собирается.

Пациентов вы тоже воспитываете?

Да, пациенты никогда не опаздывают. После третьего раза мы их просто не записываем. Каждый об этом предупреждён никто тут не строжится, в царей не играет, пациент всегда может позвонить и сказать «Вы знаете, я задерживаюсь», «Я в пробке», «Я сегодня не могу»... всё, никто слова не скажет, а если прошло время приема, он звонит, «Да я забыл». Вспомнишь потом. Зубы-то заболят.

Вы обучаете своих врачей, мед. сестер?

Мед сестры проходят практику, у них есть обязательные курсы повышения квалификации.
А врачи на выбор проходят все курсы, но Тимур заставляет их проходить некоторые курсы, которые касаются терапии, (у нас же все терапевты), клиника оплачивает и они идут, учатся.

Как вы считаете, врач должен сам заниматься своим обучение, самообразованием, или клиника должна за него платить?

Ну, это смотря кому что надо. Если ты ставишь перед человеком задачу и он её не может выполнить, значит тут две проблемы. Либо ты недостаточно обучил этого человека, чтобы он смог это сделать. Либо у этого человека недостаточно знаний, Значит надо либо планку пониже, либо финансов побольше и тут уже можно обоюдно решать. У нас бывают моменты, когда у доктора нет денег, клиника Оплачивает обучение, потом он работает и из зарплаты у него понемножку высчитывают в течение года и это никому не накладно, и у нас грамотные специалисты.

Получается, что врач должен сам заниматься своим дальнейшим образованием

Самообразование — оно очень важно. У нас книги по 40 000 каждая. Мы покупаем специально, для того чтобы доктора брали и читали. Выписываем международные журналы. Если не лениться, легко найти ответы на любые вопросы. Когда чем-то занимаешься, находишься в поиске, тогда возникают вопросы. А когда ты этого не делаешь, чувствуешь себя звездой, всё знаешь, тогда и начинаются проблемы.

Такое часто бывает. Когда врачи чувствуют себя звездами.

Ну, у нас звездная болезнь лечится очень легко.

Романом Александровичем?

Да, это страшная вещь.
Никому нельзя этим болеть. Я и сам иногда Оксану иногда спрашиваю — не приболел часом? Она честно говорит -  да, есть немного или нет . Я к себе принимаю жесткие меры. 
Я прекрасно знаю, что есть лучше врачи, чем я. Есть и хуже врачи. Я нахожусь на своём месте, и всегда с удовольствием иду на работу. Когда я переступаю порог клиники, то забываю что существует дом, семья. А когда выхожу отсюда, для меня не существует пациентов. Поэтому я никому не даю свой сотовый телефон, я не делаю тяжелых операций на сердце ещё что-то.

Пациент не умрет от моих вмешательств, а если будет мне звонить и ныть, я к нему тоже не приеду, и он вызовет только моё раздражение. Поэтому если болит, выпьет таблеточку и до утра доживет, а с утра я его всегда с удовольствием приму. У всех есть рабочие часы, рабочее время. А так что — одел белый халат и всё, ты теперь вне закона? Тебе всю ночь будут звонить. Да зачем это надо? Некоторые пациенты любят позвонить, пожаловаться, они же платят деньги...

Пациенты вкладывают в себя, они могут найти более дешевое место и лечиться там. Спрашивают, почему вы не работаете в субботу? А вы работаете в субботу? Нет. Ну а почему я должен работать, у меня семьи нет? Есть только пациенты? 
Это неправда, для меня семья намного важнее, чем всё остальное, потому что я могу работать целый день, зарабатывать ещё больше, но я точно знаю, что денег должно быть просто достаточно, ни много и ни мало. Они должны обеспечивать твоё хорошее существование, твоей семьи и всё. Вот ты работаешь у тебя на всё хватает, ты должен ездить отдыхать, учиться, содержать семью. Когда я начинал работать, тоже работал весь день как все, сейчас я работаю меньше, но зарабатываю больше. Т.е. всё меняется, если этого прогресса нет, надо бросать и заниматься чем-то другим.

Кстати, как долго вы хотите практиковать?

Ну, я не знаю, этого же не загадаешь, потому что очень важны глаза, руки. Врачи работают и до 60 лет. Уйти надо достойно и вовремя, а для стоматологов это не проблема. В принципе 10 лет работы, когда ты уже на вершине потом можно уже не работать. Ты будешь обеспеченным человеком, больше не надо. Самое главное подняться на тот пик, а к нему надо идти

Вы уже поднялись?

Думаю, что ещё нет. Я просто иду как Джек Дэниэлс, знаете? Иду медленно, но никогда не останавливаюсь, т.е. хочется идти, пока есть что-то новое, существуют целые институты, которые двигают эту науку, тебе ничего не надо ты попробуй, отучись и сделай, чего проще-то?

Некоторые даже учиться не хотят.

Они, может, хотят, но у них нет таких пациентов, которые могут оплатить это обучение. Ну пошёл он, выучился на имплантолога, к нему приходит пациент, он ему говорит, давайте имплант поставим. Ты чего? Обалдел? Это сколько стоит? Ты мне поставь железные мосты. Есть основные пути, которые проходишь и там лишние пациенты отсекаются, Это складывается сначала из повышения цены, потом из предложения услуг, и пласты отсеиваются. Потом приходят новые пациенты.

У меня есть пациенты — ветераны войны, я с них вообще денег не беру. Мы им делаем за свой счет. Мой дед воевал, у него пиджак 16 килограммов, медали, ордена, два ордена за отвагу, орден красной звезды. Поэтому я к ветеранам иначе отношусь и плачу свои деньги за техническую работу. Мы это не афишируем, потому что это проблема по большому счету государственная, а не моя.

Благородно.

Это нормально, потому что мы живем только благодаря им.

Я не думаю, что кто-то идет подобным путем. Всеобщая коммерциализация...

Стоматологию превратили просто в заработок. Не хотят помогать людям, хотят зарабатывать деньги. Какой-то период так можно существовать, потом люди не идиоты, они просто к тебе не вернутся, если ты нацелен только на зарабатывание денег. Основная проблема человека в том, чтобы его поняли. По сути, каждый человек одинок. У него нет никого, никто не может его понять. Тем более, если что-то то ещё и болит.... А когда он приходит к тебе и его надо сразу же расположить с порога...

Разделить с ним боль...

Да, т.е. всё это рукопожатие и улыбка, это всё должно быть в меру, потому что некоторые люди воспринимают улыбку, как будто бы тебя за дурака держат. Поэтому не всем надо улыбаться. Оценить пациента в хорошем смысле слова тоже надо с порога.

Здесь хорошим психологом надо быть

Да без этого в нашей профессии нечего делать. Каких-то пациентов надо жестко держать и не давать им шевелиться ни вправо ни влево, а с кем то можно совершенно спокойно и панибратски. У меня есть две пациентки, одна живет в Америке. Вот они всегда приходят, обнимаются, целуются и одна и вторая. Одной лет 45, а второй около 86 лет, но она выглядит на 60, не больше. Она ходит в мини — юбке, вот такие ресницы, такая бабка боевая. Однажды они встретились совершенно случайно и там такая истерика, сцены ревности, это забавно, но это показывает то, что они меня воспринимают действительно как семью. 
И есть другая пациентка. Очень трудная была, работали два года. Во время лечения у неё погиб сын. Она пропадала, появлялась и потом они пригласили меня в Китай, и сейчас мы общаемся семьями.

Переросло в дружеские отношения.

Да. Хотя я никогда не переступаю вот этот порог с пациентами, нельзя никаких отношений это табу, просто здесь так получилось.  Что касается отношений между людьми, для меня все прозрачно. Либо человек мне друг, либо нет. Никакой середины нет.

А кто не ваш пациент? Бывает, что заходит и с порога понимаете — нет, ничего не получится.

Практически нет. Есть такие пациенты, которые ходят и выискивают проблемы. Я считаю, если ты заинтересовался какой-то темой, то надо пойти к одному, второму, третьему врачу, собрать информацию и проанализировать ее. Если врачи говорят в цвет, значит это правильно, надо выбрать врача и идти делать. Есть такая категория пациентов, они немного похожи на голубых, в основном мужики. С каким-нибудь очень дорогим ноутбуком и придут и начинают. Вот тот доктор мне вот так вот сказал, а вот это вот так, а этот вот это. А я говорю, что ж вы ко мне пришли? Вот у них и делайте. Нет. Я решил вот вас послушать. Ну, я не достоин такого просто высокого уровня. Или же когда пациент начинает продавливать меня, вот мне сказали. Вот вы мне сделайте. Я говорю: — Вы знаете, у меня недостаточно знаний, чтобы вам помочь. Идите к другому врачу, он вам поможет.

Спокойно к конкурентам отправляете.

Абсолютно. Мы никогда не боремся за пациентов, это право пациента — идти лечиться у того врача, который ему нравится. Личный контакт очень важен. Когда приходят от другого врача, а я вижу, что работа сделана хорошо, обязательно спрашиваю — почему вы к другому доктору пошли? Если пациент говорит, тот врач такой нехороший человек... Всё. Этого пациента надо отправлять. Врачи — это отдельная каста даже среди бандитов. Их всегда уважают. И когда человек, которому сделали добро, сидел в кресле, говорил, ой, спасибо как хорошо, а потом через пять лет, да у него руки не оттуда растут...

С чем это связано?

Есть врачи, которые  борятся за пациентов. У них нет пациентов. И они говорят — у вас тут плохо и вот тут... ну кто вам это сделал? я сейчас вам супер сделаю и вот на фоне таких врачей появляются такие пациенты. 
Таких пациентов нельзя брать. Ничего хорошего не получится. Благодарность пациента иногда дороже денег. Я часто приглашаю техника, когда сдаю работу, и говорю человеку — вот, техник своими руками сделал вам зубы. Ему тоже нужно сказать спасибо. Практически никто из врачей этого не делает, все лавры себе, а как ошибка, то сразу, кивают на техника. 
Когда предстоят тяжелые работы, я всегда приглашаю техника и они всегда этому очень рады, с удовольствием приезжают, хотя они не знают, что я сдаю работу. Им тоже очень приятно. Это бойцы невидимого фронта, которые много несут.

К чему вы пришли за годы своей практики?

Надо чувствовать человеческую боль и реально стараться помочь, а не заработать, Если ты поможешь тебе заплатят любые деньги. Они болеют, им надо помочь. Как только это поймешь, тебе будут платить. И тогда ты будешь зарабатывать столько денег, сколько захочешь.

 

Если вам понравилось интервью, оставьте пожалуйста, свой комментарий

27.04.2012
просмотров 3531