Ищете врача или клинику? Поможем найти!

Оксана Гладыш: «Пациент должен научиться доверять»

Оксана Гладыш: «Пациент должен научиться доверять»


Белый халат, маска, запах лекарств, вгоняющий в дрожь звук бормашинки… что еще остается в памяти после посещения стоматологии, кроме неприятных ощущений? Если вы с этим согласны, то значит вам не повезло попасть в руки хорошего врача. Позвольте представить – Оксана Гладыш, один из немногих стоматологов, кого благодарные пациенты знают по имени и отчеству.

Давайте знакомиться! Рассказывайте о себе с самого начала.

Меня зовут Оксана Сергеевна, я врач-терапевт в стоматологической клинике DaVinci. Здесь началась моя врачебная практика, здесь меня вырастили как врача мои наставники и учителя, которым я бесконечно признательна, и здесь я работаю уже шесть лет.
 

Почему выбор пал на эту профессию? Если не ошибаюсь, вы династийный доктор?

Да, и я с детства знала, что буду врачом... У меня мама стоматолог, дедушка работал в мединституте, хотя прямого отношения в медицине не имел. Выбор неслучаен. К тому же для меня всегда примером служит моя мама, у нее тридцать лет практики, и мне невероятно повезло, что я всегда могу рассчитывать на ее помощь, совет, она ведь тоже терапевт.
 

А если не стоматология, чем бы вы еще могли заниматься в жизни?

Я закончила художественную школу, всегда чувствовала в себе творческое начало. Но ведь стоматология на самом деле тоже в значительной степени основывается на эстетике. Когда люди уходят от тебя с красивой улыбкой, то чувствуешь себя немножко художником.
 

Может, так и будет — геном расшифруют до такой степени, что зубы не надо будет лечить, придется менять профессию стоматолога на художника...

 Я не переживаю, на наш век работы хватит. Если не лечение и не восстановление, то по меньшей мере профилактика будет востребована. Кстати, не ожидая революционного прорыва в науке, пациенты и сейчас все больше и больше интересуются, что можно сделать, чтобы предотвратить заболевание.
 

А что для этого следует сделать?


 Во-первых, этой цели способствует регулярное посещение стоматолога, как минимум, раз в полгода. Обязательно нужно приходить к нам, чтобы мы могли контролировать и своевременно регулировать все процессы. Во-вторых, ежедневная забота о гигиене полости рта имеет немаловажное значение.

Электрощетка — это хорошо или плохо?

Всё зависит от человека, который ею пользуется. Есть люди, которым она рекомендована. Например, человек имеет привычку чистить зубы, прилагая к этому сверх-усилия, изо всех сил давит на свои несчастные зубы. Вот ему электрощетка просто необходима, хотя бы потому что она складывается, стоит только проявить излишнее рвение.
 
1

Оксана, вы не устаёте от людей?

 
Нет, не устаю, у нас настолько приятные пациенты, что со временем они становятся друзьями. Мне не нужно заставлять себя идти на работу, не говоря уже о том, что мой рабочий день дарит мне такое разнообразие задач, ситуаций... У нас настолько многогранная профессия, что возможности для развития почти безграничны. Тут и фармакология, и эстетическая стоматология — очень широкий спектр.
 
А что раздражает? Что хотелось бы исправить?

 Иногда бывают какие-то моменты, но они маловажные по своему значению. Разве что хочется пациентам еще больше времени уделять.
 
У вас есть ученики?
 
Хотелось бы, чтобы появился человек, которого можно начать обучать. Правда, сейчас у меня есть ассистент, но это все же рабочий процесс, а не преподавательский. Последний отнимал бы слишком много времени, да и помимо лекций, как мне кажется, нужно располагать богатым арсеналом примеров. Вот их я как раз и приобретаю.
 
Если заглянуть чуть-чуть вперед, что бы вы хотели к терапии добавить, в какую сторону двигаться — фармакологическую или эстетическую?
 
Больше в эстетическую. Сейчас реальность такова, что для человека не только здоровье важно, но и эстетика. Все хотят голливудскую улыбку...  Тут мое художественное образование, конечно, помогает, например, увидеть форму зубов, которая бы подошла конкретному человеку. Ведь можно слегка скорректировать природу без протезирования и радикальных мер.
 
Оксана, для вас есть какие-то авторитеты в профессии, ориентиры, с которыми вы сверяетесь, чье мнение для вас важно?
 
Мой коллега Дмитрий Геннадьевич Пивоваров, профессора, которые преподавали в университете, до сих пор есть возможность получать какие-то консультации, Лидия Яковлевна Зозулевская. Нашему курсу посчастливилось, она, несмотря на ее занятость научной деятельностью, у нас и лекции читала, и занятия вела. Это человек, который вдохновляет на то, чтобы любить нашу профессию безгранично. Из зарубежных – широко известный Михаил Соломонов. Конечно, хотелось бы побывать в его клинике, потому что это очень близко к тому, чем я сейчас занимаюсь.
 
Что важнее для будущих стоматологов — теоретическая подготовка или практика?
 
Важно приобрести качественные профессиональные навыки. Оптимальный вариант, когда рядом с тобой есть наставник, который проконтролирует, как ты работаешь самостоятельно. Теоретическая составляющая, безусловно необходима, но и мануальные навыки крайне важны. Нужно как можно больше работать руками. Предпочтителен сбалансированный вариант: все отличники, как правило, хорошие доктора.
 
1Однокурсники из вашего потока работают врачами?
 
Не скажу, что поддерживаю связь со всеми, многие, к сожалению, уехали, но не работают единицы. Большинство практикует.
 
Оксана, чтобы вы сейчас, с высоты своего нынешнего опыта, посоветовали начинающему доктору?
 
Во-первых, стремиться сделать все максимально хорошо, насколько ты это можешь. Во-вторых, не забывать ни на минуту, насколько ответственна наша работа. Речь идет о здоровье человека. В-третьих, важно воспитать в себе готовность работать с полной отдачей, если делать этого не хочется — лучше остановится и оглядеться вокруг, нет ли какой-нибудь другой, более подходящей, профессии.

 Вы считаете себя успешным доктором?

 Наверное, каждый из моих коллег себя считает в глубине души успешным доктором.
 
Тогда рассказывайте, в чем секретный ингредиент вашей успешности.
 
Когда человек приходит ко мне, я стараюсь, чтобы ему было комфортно, поэтому всегда ставлю себя на его место: нервничаю, переживаю, как и он, то есть настраиваюсь на одну волну с ним... Мне хочется, чтобы помимо того, что человек чувствовал бы себя спокойно и уютно, он бы и с доверием отнесся к нашим рекомендациям. Показываю, объясняю, в чем суть ситуации, рассказываю, как мы можем ему помочь.
 
А сами у кого лечитесь? Ваш коллега Илья Александрович (Луговой И. А. врач-терапевт, клиника «Da Vinci» авт.) сказал, что лечится у вас.
 
А я у Ильи Александровича (улыбается). Я могу ему доверится настолько, что даже не спрашиваю, что он делает. Впрочем, без комментариев не обходится. Я имела неосторожность упустить ситуацию и Вадим Евгеньевич (Свинобаев В.Е. хирург-имплантолог, «Da Vinci») удаляли мне зуб мудрости, а Дмитрий Геннадьевич (Пивоваров Д.Г. врач-ортодонт, клиника «Da Vinci») при этом присутствовал. Вот они и обсуждали между собой, необходимы ли мне брекеты или можно оставить все как есть до следующего раза.
 
Весело тут у вас.
 
Знаете, быть пациентом на самом деле занятие не из веселых. Врачу полезно это прочувствовать на себе.
 

Оксана, а кто ваши самые любимые пациенты?

 
Люблю работать с детьми, причем с любыми. Если впервые приходит ребенок, то он спокойный, добродушный. А вот если уже бывал в кресле стоматолога и что-то ему там сделали довольно неприятное, то, бывает, что и успокаивать приходится, и убеждать, что перепуган он совсем напрасно. Дети, пожалуй, самые открытые и благодарные пациенты. Правда, не сказать, что самые доверчивые. Сейчас поколение детей скептиков, экспертов.
Еще мне нравится работать с людьми творческих профессий. У нас много актеров лечится, режиссеры есть...  Собственно говоря, со всеми хорошо, главное, чтобы не было заведомо агрессивных, негативно настроенных. Мне неприятно работать с такими пациентами, которые с порога заявляют, что все врачи плохие, потому что кто-то один из них сделал ему плохо. Человека можно понять, он получил негативный опыт, но я ведь не тот врач, от которого он ушел...
 
А бывает, что общение продолжается за пределами клиники?
 
Да, конечно. У меня есть пациентка, которая попала ко мне четыре года назад. Был очень большой объём был лечения. Да еще и дочек в садик водим вместе. Мы дружим.
Пациент и врач — эти отношения априори предполагают близкий контакт, ты же находишься в интимной зоне человека. Если ему это крайне неприятно, то лечить очень тяжело. У каждого свой доктор. Если кто-то отзывается о враче исключительно хорошо, это не обязательно характеризует врача как профессионала. Бывает, что доктор распрекрасный, у него золотые руки, а пациент к нему не расположен, потому что этот доктор «не его» психологически...
 
Как определить, что это «твой» доктор?
 
Ну это, как говорится, чувствуется кожей, сразу. 99% тех, кто попадает в нашу клинику, остаются. Они приходят, и мы рады видеть. Но важнее то, что наши пациенты рады видеть нас, значит, прошлый раз они уходили не в таком стрессе, чтобы хотелось уйти и не вернуться. Как правило, они приводят с собой новых пациентов: муж — жену, отец — дочь, племянник — тетю, а когда уже вся семья в сборе, тогда новый круг, уже шире, — друзья, а потом и знакомые, знакомые знакомых... И таким образом устанавливаются едва ли не родственные отношения. Тем более что у нас стоматология для всех: помимо обычного спектра услуг мы лечим молочные зубы, у нас есть сложная хирургия, проводим такие имплантации, которые далеко не все делают в нашем городе. Вадим Евгеньевич и Дмитрий Геннадьевич творят чудеса.
 
1

Оксана, если пациенты возвращаются, это говорит о том, что у сотрудников клиники есть общие ценности... Как думаете, что привлекает людей?
 
Мне кажется, все предельно просто. К нашим пациентам мы относимся так, как хотели бы, чтобы к нам самим относились доктора. Недостаточно сделать какую-то процедуру, взять деньги и откланяться. Мы стараемся донести информацию о том, для чего эта процедура, какими причинами она вызвана. У нас нет никаких секретов от пациентов. Особо любознательные просят рассказывать о каждом шаге, почему бы и нет? Рентгеновские снимки, этапы работы — все открыто. 
Это гораздо важнее любых отвлекающих маневров вроде дисплея на потолке с видами природы или наушников с музыкой, вибраций в кресле и прочего. У меня есть пациент, который пришел из такой клиники. Его первым вопросом было «И где монитор?», а потом он открыл рот, я заглянула и убедилась, что качество складывается не из инкрустированного бриллиантами зеркала в холле и наличия-отсутствия монитора на потолке, а совершенно из других моментов, гораздо более важных для здоровья.
Почему человек пришёл в клинику?  Потому что его что-то беспокоит. Телевизор посмотреть он может и дома, и массаж сделать в другом месте, более уместном, чем кресло стоматолога. Если приходится выкручивать тот имплантат, который за немалые деньги сделан под музыку, то ценность внешних атрибутов теряется. У нас скромная вывеска на клинике, но те, кто нам приходят, возвращаются вместе с родными и друзьями.
 
Оксана, если бы сейчас пришли к вам продюсеры из Голливуда и предложили бы снять фильм о вашей жизни в профессии, какой бы это был жанр?
 
Не триллер и не мелодрама. Documentary. В формате тех сериалов, что бывают про врачей. С креном в приключения. Человек всю жизнь мечтал о красивой улыбке, ради этого он проделал тернистый путь... В итоге получилось то, что он хотел. Идеал у каждого свой.
 
Слушайте, а бывает, что обращаются с несбыточными просьбами? Пришёл, например, человек, у него зубки как у мышки, а он говорит: хочу, как у слоника, например.
 
Идти на поводу у пациентов — заведомо плохо, потому что мы знаем, как лучше. Ради этого знания учимся столько лет, практикуем, учимся дополнительно, всю жизнь остаемся студентами. Раз уж вы пришли, то доверьтесь нам, нашим рекомендациям, потому что мы изначально представляем, как это будет выглядеть в итоге.
 
Чем вы подкрепляете свой авторитет? Вы такая красивая, деликатная...
 
Были случаи, которые спрашивали: «А у вас вообще опыт-то есть?». Но уже после первой консультации подобные вопросы отпадают сами собой.
 
Оксана, у вас есть волшебная палочка, вы можете совершить только одно изменение в мире. Что это может быть?
 
Одно, но прямо всё-всё-всё? Чтобы люди не болели ничем, ни раком, ни СПИДом, ни другими очень серьезными болезнями, особенно маленькие дети. Это так тяжело: вот он только родился, и у него лейкоз... Пусть все будут здоровыми, а мы, врачи, переориентируемся на профилактику, продвижение идеи здорового образа жизни, на диалог с пациентами. Как это ни странно звучит, врачу хочется, чтобы никто никогда не болел.
 
Беседовала Юлия Дьякова
05.05.2018
просмотров 455