Ищете врача или клинику? Поможем найти!

О психологии, психофармакологии, психиатрии

О психологии, психофармакологии, психиатрии

Один из трагических аспектов кризиса сегодняшней психологии: столкновение с современной психофармакологией.

Поймите правильно: современная психофармакология — это совершенно потрясающее явление, пожалуй, гениальное! Эффективность, точность и адекватность препаратов поражают — некоторые из них воздействуют на изолированные симптомы.

Дал пациенту таблеточку — и невротик стал нормальным...

Именно!

Накормил пилюлькой шизофреника — и тут же произошла конвергенция

раздвоенной личности...

Да, да...

Угостил облаткой психопата — и на тебе, реакции на окружающий мир, как у спецназовца...

Дал ребенку с серьезными отклонениями в поведении таблетку, и порядок! Даешь ее всю жизнь — и он хороший.
 

А чем человек платит за это чудо? Вероятно, такая всемогущая фармакология — тоже палка о двух концах?

О трех!..С одной стороны, просто не люблю ее как психолог. Абстрактный подход к симптомам профанирует идею личности. Я не считаю себя верующим, но глубоко убежден в том, что наша бессмертная душа достойна свободы выбора и свободы совести. И делать ей лоботомию, мягко говоря, не спортивно...

А психофармакология именно этим занимается?

По большому счету да... Если лоботомия в буквальном смысле слова делает это раз навсегда, то медикаментозное лечение душевных расстройств делает это все время, пока принимаешь препарат. Мне это не нравится!

Хотя должен признать — в многих случаях это гениальный прорыв, и такое происходит почти ежегодно. Поймите правильно: не призываю бороться с психофармакологией как с направлением в психиатрии, я говорю — давайте уважительно относиться к личности, она достойна более гуманного подхода.

А психофармакология — это скальпель...

Скажем так, одна большая таблетка. Еще один конец пресловутой палки, за который очень не люблю психофармакологию: медицина и психология — принципиально разные подходы к человеку.

Подразумеваете подход соматический?

Любой медицинский...

А психиатрия?

В том числе. Любую медицину от любой психологии отличает следующий фактор: медицина исходит из объектности пациента... Пациент является объектом лечения — ему делают анализы, дают таблетки, говорят, как себя вести. И он это выполняет. Ему не нужно вникать в механизмы воздействия на организм, нести ответственность за происходящее с ним. Он — игрушка в руках медицины. Само по себе это ни хорошо, ни плохо — это так. И врач в такой ситуации дает клятву Гиппократа, первая заповедь которой: «Non nocere!» — «Не навреди!»

Психолога отличает качественно иной подход к проблеме: он подходит к пациенту с точки зрения субъектности, активности. Не случайно существует анекдот: «Может ли психолог вкрутить лампочку?» — «Да, если она это захочет». Врачу для лечения не требуется, чтобы пациент имел открытые глаза, открытые уши, иначе говоря, нес ответственность за свою жизнь, участвовал в происходящем. Больной может находиться в коме, и его будут лечить так же, как человека, пришедшего на своих ногах.

Психологу нужна активная позиция пациента, участие его личности в происходящем.
Простите за профанацию — это, скажем так, более литературный подход к личности?
Более гуманный... Личность того заслуживает, в тех случаях, когда это возможно. Если у человека воспаление легких, добрым словом не справиться — лучше дать антибиотики. Хотя при этом (я развожу два полюса между психологией и медициной) хороший врач — всегда психолог.

В том числе...

Все великие врачи прошлого были незаурядными психологами. Все это утрачено. За прогресс человечество вынуждено платить цену, порой не осознавая, насколько она высока. Если сравнить возможности медицины сегодняшней и, допустим, столетней давности, от воистину фантастических достижений дух захватывает.
Но издержки прогресса — индустриализация, коммерциализация современной медицины обезличивают ее, делают врача придатком к аппаратам УЗИ, искусственного сердца...

Конвейерная медицина...

Именно! Смотреть на это больно и грустно: человек заслуживает индивидуального подхода... Если я хочу, чтобы мои дети эмоционально и психологически оказались способны заступиться за женщину, чтобы, если их бросит подруга или предаст друг, они плакали вместо того, чтобы бросать в рот таблетку в надежде, что это поможет пережить боль утраты или разочарования, нужно, чтобы и медицина, и психология были гуманными, чтобы сохранилась глубина чувств, не произошло «уплощения» личности и общества.

Хорошо бы...

Александр Ройтман.

Клинический психолог и психотерапевт, сертифицированный супервизор Российской Психотерапевтической Ассоциации (РПА). Основатель Института Ройтмана: Психология и Коучинг (Израиль — Россия). Автор и ведущий «Марафона Ройтмана» с 1983 года. Автор и преподаватель метода ведения группового тренинга. Создатель концепции «Блок ответственности» и практического семинара «Алгоритм Ройтмана».
54 года, женат, 5 детей.

*Марафон — метод интенсивной групповой терапии, предназначенный для здоровых психологически людей, ориентированных на самопознание, улучшение межличностных отношений, на поиск и преодоление препятствий к реализации своих желаний и возможностей, а так же для людей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации, находящихся в личностном/профессиональном/экзистенциальном кризисе и готовых к продуктивному выходу из него.

Подробности по телефонам:
+7 701 741 0934, +7 707 370 0960

09.12.2015
просмотров 1906